Ср. Июн 19th, 2024

Актуальное выступление В. И. Ленина 21 мая 1917 года на собрании Петроградской организации РСДРП(б)

«Войну начали не рабочие и не крестьяне: ни русские, ни немецкие, ни французские, ни итальянские, ни бельгийские, ни английские рабочие и крестьяне этой войны не начинали. Войну эту начали и продолжают капиталисты всего мира: английские и их друзья, французские, русские и итальянские капиталисты с германскими капиталистами и их друзьями — австрийскими капиталистами.

Ради чего ведется война? Ради освобождения, ради интересов рабочих и крестьян? Нет. Грабеж — вот цель войны, раздел чужих земель — вот что заставляет капиталистов кричать о войне до победного конца. Царь Николай, такой же грабитель, как и Вильгельм, заключил тайные грабительские договоры с английскими и французскими капиталистами; договоров этих не опубликовывают, так как тогда весь народ поймет обман, и война скоро кончится. Вот почему мы в своем решении о войне так прямо и назвали эту войну грабительской, империалистической.

Как же кончить эту всемирную бойню? Можно ли кончить ее, выйдя кому-нибудь одному из войны? Нет, нельзя. Нельзя потому, что здесь бьются не два государства, а много, потому, что капиталист может кончить войну только на время, чтобы готовиться к новой войне. А такого мира не хочет ни рабочий, ни крестьянин, кто бы он ни был, немец, француз или русский. Кто же может кончить войну? Войну могут кончить только рабочие и крестьяне, но не одной России, а всего мира. У рабочих и крестьян всего мира одни интересы: борьба с капиталистом и помещиком. Поэтому, только соединившись, рабочие и крестьяне всего мира могут прикончить войну. Вот почему мы, большевики, против сепаратного мира, т. е. против мира только России с Германией. Сепаратный мир — глупость, потому что он не разрешит коренного вопроса, вопроса о борьбе с капиталистами и помещиками. Как же соединиться рабочим и крестьянам всего мира? Этому мешает война.

Русская революция свалила самодержавие и дала русскому народу небывалую свободу, какой теперь нет ни у одного народа в мире. Но разрешила ли она коренной вопрос русской жизни — вопрос о земле? Нет, потому что земля до сих пор в руках у помещиков. Почему же это так? Потому, что народ, свергнувший царя, передал власть не только в руки своих выборных — крестьян и рабочих, Советам рабочих и солдатских депутатов, но и в руки Временного правительства. Временное же правительство — это капиталисты, помещики и те, кто искренне или лицемерно говорят, что только вместе с помещиками можно спасти Россию. Но помещики не хотят отдать земли крестьянам, капиталисты не хотят расстаться со своими барышами от войны и грабежа чужих земель.

Вот почему мы, большевики, не поддерживаем Временного правительства, не советуем социалистам идти в министры. Социалисты-министры будут только покрывать своим именем грабеж и захват. И уже покрывают его. Они вошли в состав правительства и вместе с капиталистами сказали: война не только оборонительная, но и наступление, а землю крестьянам не сейчас, а после созыва Учредительного собрания. Вот почему мы против Временного правительства и признаем за правительство только наше правительство: Совет рабочих и солдатских депутатов. Лучшего правительства нет, его еще не создал народ, а выдумывать его нельзя. Почему же это наше правительство решило оказать поддержку Временному правительству, состоящему из капиталистов, помещиков и социалистов, которые сейчас не хотят дать народу земли и проповедуют наступление? Потому, что сейчас в Совете рабочих и солдатских депутатов большинство солдат-крестьян, которые не понимают, чего на деле добивается каждая партия. Отсюда наша задача терпеливо разъяснять рабочим и крестьянам, что все: и окончание войны, и земля у крестьян, и настоящая — не на словах, а на деле — борьба с капиталистами будет только тогда, когда весь народ на своей собственной практике, а не из книжек, поймет, что только полная власть рабочих и крестьян, только власть Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов поможет начать решительную борьбу и за мир, и за землю, и за социализм. Через народ перепрыгнуть нельзя.

Только мечтатели, заговорщики думали, что меньшинство может навязать свою волю большинству. Так думал французский революционер Бланки — и был неправ. Когда большинство народа не хочет, потому что еще не понимает, взять власть в свои руки, тогда меньшинство, как бы оно революционно и умно ни было, не может навязать своего желания большинству народа. Отсюда и вытекают наши действия. Мы, большевики, должны терпеливо, но настойчиво разъяснять рабочим и крестьянам наши взгляды. Каждый из нас должен забыть прежние взгляды на нашу работу, каждый, не ожидая того, что приедет агитатор, пропагандист, более знающий товарищ, и все разъяснит, — каждый должен сделаться всем: и агитатором, и пропагандистом, и устроителем нашей партии. Только так мы добьемся того, что народ поймет наше учение, сумеет продумать свой опыт и действительно возьмет власть в свои руки.»